Версия для слабовидящих
Размер шрифта:
Цвет текста и фона:
Интервал между буквами:

Театр «Другие» — люди, говорящие на языке танца

Люди с ментальными нарушениями

Весной 2015 года в Екатеринбурге появился весьма необычный инклюзивный культурный проект – театр танца «Другие», где в качестве актеров выступают главным образом дети, имеющие расстройства аутистического спектра. За четыре года работы во взаимодействии с некоммерческой организацией «Открытый город» этот театр серьезно эволюционировал, вырос и в настоящее время ведет очень активную деятельность, демонстрируя мастерство коллектива как в самом городе, так и за его пределами.

О различных аспектах творческой жизни «Других» Михаэль Трауриг побеседовал с учредителем и директором АНО «Открытый город» Анной Савельевских.

— Полагаю, Вам должна быть очень хорошо известна история создания театра «Другие». Расскажите, как начинался этот проект.
— Это была идея инициативной группы родителей, у которых имелись дети с расстройствами аутистического спектра. Начиналось все с очень небольшого коллектива, в котором состояло двое человек с аутизмом и три волонтера.

— К этому имела отношение и Людмила Даренских, наверное?
— Да, и как раз ее дочь София занималась в театре с самого начала. Те, кто стоял у истоков, самостоятельно выработали идею, форму и содержание «Других», так что в марте 2015 года театр пришел в АНО «Открытый город», как уже готовый проект. И мы с удовольствием стали работать вместе.

— Насколько я знаю, сейчас число тех, кто постоянно занимается у вас танцами, очень сильно возросло в сравнении с 2015-м годом.
— Конечно. В настоящий момент при нашем театре танца числится 42 человека, из которых 36 регулярно выступают на сцене. В том числе 30 – это люди, имеющие инвалидность. Не только аутизм, но и другие отклонения тоже.

— Насколько помнится, в составе есть как минимум один актер с синдромом Дауна.
— Даже двое. Возросшее количество участников позволило сформировать три группы внутри театра.

— Эти группы занимаются в одном и том же ключе, или достаточно автономны и независимы друг от друга?
— Именно независимые группы. У них разная специализация и отличающийся репертуар. С каждой работает отдельный хореограф, а всего у нас хореографов четверо. Одно из основных отличий театра «Другие» – это упор на физическую подготовку. Занятия проходят ежедневно, при этом 2 часа в день уделяется физическим упражнениям помимо собственно хореографии. Тем, кто только пришел в коллектив, поначалу приходится довольно трудно, но затем эти люди видят происходящие в себе позитивные изменения и осознают пользу. К тому же серьезно заниматься танцами без хорошей физической подготовки вообще проблематично.

— У вас есть специалисты по физической подготовке, которые работают с актерами?
— Да, два тренера по адаптивной физкультуре и два тренера йоги. Они добиваются очень хороших результатов, причем были даже случаи, когда благодаря регулярным упражнениям существенно изменялось в лучшую сторону состояние тех детей, кто имеет ДЦП. У нас и такие тоже занимаются.

— Если я правильно помню, первый раз «Другие» выступали на публику в начале 2016 года. Как часто случаются выступления теперь?
— Сейчас театр дает выступления постоянно, но обычно это какие-то сборные концерты и фестивали. Отдельные сольные программы стоили бы слишком больших финансовых затрат.

— То есть у вас не так уж много источников финансирования?
— Как и у любой некоммерческой организации. В основном, это пожертвования, гранты и призовые с различных конкурсов.

— Обычная реакция публики на выступления театра отличалась в начале вашего творческого пути и сейчас? Все-таки танцевальные номера в исполнении актеров с аутизмом – не сказать, что заурядное и привычное явление в нашей культурной жизни.
— Как правило, на это почти не обращают внимания. Представляемые публике номера делаются на очень неплохом уровне, так что зрители даже не всегда понимают, что на сцене перед ними люди с инвалидностью. Но в принципе, такие театры действительно редкость. Я знаю, что на территории России есть подобные проекты еще в Сочи и во Владимире. В Петербурге тоже был одно время, но у них что-то не заладилось.

— А с профессиональными коллективами театру доводилось сотрудничать?
— Да, было такое. И даже прямо сейчас. У нас как раз идет совместная работа с театром современной хореографии «Провинциальные танцы». В течение пяти дней мы должны будем отработать и поставить один танцевальный номер. Также у нас есть опыт общения с коллегами из-за рубежа. Интересно, что в США, например, нет театров, подобных нашему. То есть как таковые они существуют, но не выступают на широкую публику, поскольку считаются разновидностью терапии. А вот в европейских странах можно увидеть на сцене танцоров, имеющих аутизм. Точно знаю, что в Великобритании есть такие коллективы.

— Не могли бы Вы сказать еще о последних достижениях театра, новых постановках и планируемых выступлениях?
— С удовольствием. Как раз совсем недавно, 29 марта, в библиотеке имени Белинского состоялся премьерный показ нашей новой программы «Путешествуя за ветром». Она идет в один акт и занимает по времени примерно 40 минут. В ближайшее время театр собирается выступать именно с ней. И на 7 апреля у нас запланирован концерт в екатеринбургской музыкальной школе №12.

Текст: Михаэль Трауриг