Версия для слабовидящих
Размер шрифта:
Цвет текста и фона:
Интервал между буквами:

Фестиваль “Синяя птица – инклюзив”: эволюция, проблемы, перспективы. Интервью с Майей Давыдовской

Фестиваль
Люди с нарушением опорно-двигательного аппарата

Одним из самых заметных явлений в инклюзивной культуре Свердловской области стал с недавнего времени фестиваль юных талантов «Синяя птица – инклюзив». Впервые проведенный в самом начале 2017 года, он не только послужил популяризации и продвижению творчества детских и юношеских инклюзивных коллективов, но и способствовал созданию прочных связей между этими коллективами и профессиональным культурным сообществом. Подробнее об этом фестивале Михаэль Трауриг смог поговорить с главным его идеологом и одной из соорганизаторов, руководителем литературно-драматической частью и специалистом по связям с общественностью муниципального театра балета «Щелкунчик» Майей Давыдовской.

— Насколько мне известно, фестиваль «Синяя птица – инклюзив» проводился уже дважды. Как родилась сама его идея? Почему Вы решили осуществить это как отдельный самостоятельный проект? Я имею в виду, что к тому времени уже проводились фестивали «Inclusive art» с близкой направленностью и можно было попробовать решить поставленные задачи в их рамках.
— Все верно, наш фестиваль проходил два раза – в 2017 году и в самом начале этого года. Мне кажется, проект просто не мог не возникнуть – он напрашивался сам собой. Я работаю в детском театре «Щелкунчик» и спецификой моей деятельности является именно детское творчество. Мне часто доводилось видеть юные таланты среди тех, кто имеет инвалидность. Безо всяких преувеличений талантливых людей. И «Синяя птица – инклюзив» создавался в первую очередь для них. Да, уже существовал «Inclusive art», и театр «Щелкунчик» даже выступал в качестве одной из площадок для его проведения. Но «Inclusive art» специализирован не только на детском и юношеском инклюзивном творчестве. У нас же верхний возрастной порог для участников фестиваля ограничен 21 годом. А еще нам хотелось реализовать свою идею именно так, как мы себе представляли изначально.

— По сути, Вам нужна была творческая независимость для того, чтобы максимально полно воплотить замысел, не идя ни с кем на вынужденные компромиссы?
— Именно так.

— Но, насколько я представляю, организация подобного фестиваля – дело достаточно затратное. У Вас изначально имелась хорошая финансовая поддержка?
— С этим, как раз, есть проблемы. Впрочем, так можно сказать о большинстве подобных культурных проектов в России, поскольку сфера культуры сама по себе постоянно ощущает дефицит финансирования. К первому фестивалю «Синяя птица – инклюзив» нам удалось привлечь даже больше спонсоров, чем ко второму. А в основном приходится рассчитывать на собственные силы. Большой плюс в том, что базой для проведения фестивалей является театр «Щелкунчик», поэтому не нужно тратить средства на аренду площадок. Но все равно мы продолжаем изучать разные варианты получения средств, тот же фандрайзинг, например.

— А как обычно осуществляется информационная поддержка фестивалей?
— Тут основную роль играет телеканал «Вести – Урал», который прилагает действительно много усилий для того, чтобы как можно подробнее освещать нашу работу. Я бы не назвала это информационным партнерством в полном смысле, но получается что-то очень близкое к тому.

— Как эволюционировал фестиваль за время своего существования?
— Скажем так, первый фестиваль «Синяя птица – инклюзив», прошедший в 2017-м, был своего рода пробой сил. Тогда мы еще пытались понять, в правильном ли направлении движемся. К большой нашей радости, уже в то время в проекте стали принимать участие профессионалы высокого класса – например, Анатолий Марчевский и Светлана Замараева. Благодаря им фестиваль получился еще более «живым» и интересным в творческом плане. Поначалу хотел внести свой личный вклад и Николай Коляда, но к сожалению, большая занятость в дальнейшем не позволила ему осуществить это желание. Ну, а на втором фестивале профессионалов было уже гораздо больше, и к тому же постоянно проводились мастер-классы, шло обучение. И конечный результат уже оказывался практически таким, каким мы видели его в идеале.

— То есть тут получается два параллельных взаимосвязанных пласта: собственно показ работ талантливых коллективов и отдельных ребят, плюс своего рода творческая лаборатория?
— Да, это правильно будет назвать творческой лабораторией. Многие идеи рождаются по ходу репетиций, из этого возникают порой отличные номера. Так, у нас был замечательный опыт совместной работы камерного оркестра «B-A-C-H» с незрячими музыкально одаренными детьми. А сейчас Светлана Клименко из театра музыкальной комедии занимается вокалом с группой ребят, у которых диагностирован ДЦП. Знаете, у нас в стране раньше вообще, судя по всему, не было практики создания вокальных коллективов детей с ДЦП, так что это действительно новаторский опыт.
Что особенно радует – работающие с нами профессионалы подходят к делу серьезно, не делая особых скидок на инвалидность тех, с кем предстоит заниматься. Сейчас очень нужен именно такой подход, чтобы вывести инклюзивное искусство на действительно высокий уровень. Потому что, откровенно говоря, в большинстве случаев в нашей стране оно пока рассматривается как разновидность терапии. В то же время во многих зарубежных странах все обстоит совсем иначе. Например, лично для меня событием, во многом изменившим взгляд на инклюзивное искусство и побудившим в итоге взяться за проект «Синяя птица – инклюзив», стало знакомство с творчеством одного американского танцора-колясочника. Он однажды выступал у нас в «Щелкунчике».

— Я даже практически уверен, что это был Дуэйн Шёнеманн. Мы с ним знакомы.
— Да, это он. Человек совершенно невероятной харизмы, и когда смотришь на то, что он делает на сцене, то думаешь о его инвалидности в самую последнюю очередь. Это действительно высокое искусство, новый культурный продукт. Еще в плане эмоционального напора огромное впечатление на меня произвел театр движения «Лик» из Узбекистана. Так что, можно сказать, это были для нас две очень мощные мотивирующие силы – Дуэйн Шёнеманн и «Лик».

— Как Вы видите дальнейшую судьбу фестиваля? Насколько я понимаю, он будет ежегодным?
— Должен был быть. Организация каждого такого фестиваля – очень большая работа, которая практически не останавливается. И на данном этапе нам очень сложно укладываться в такой темп и по трудовым затратам, и по финансовым. Так что пока «Синяя птица – инклюзив» будет проводиться один раз в два года. В дальнейшем, возможно, выйдем и на ежегодное проведение.

Текст: Михаэль Трауриг
Фото: Татьяна Доукша и Максим Субботин

Галерея